hind19 (hind19) wrote,
hind19
hind19

Categories:

Talvisota. (Финская (Зимняя) война). Часть 3

Продолжение.
Часть 1 и часть 2 .

Итак, 24 октября 1939 года переговоры окончательно провалились. Стало понятно, что вместо дипломатов заговорят пушки.

В воскресенье 26 ноября 1939 года на советской территории в районе городка Майнила разорвалось несколько артиллерийских снарядов.
По версии финской стороны обстрел велся с территории СССР, что финны подтверждали записями постов наблюдений и показанями свидетелей. Сложно сказать, проводились ли триангуляционные расчеты, с учетом того, что наблюдение влось пограничниками без специалльных приборов, то есть, если и проводились, то с весьма низкой точностью (где-то там).
Это подтверждают и сами финны (цитата):


"На майнильской заставе на Карельском перешейке Матти Йокеля патрулировал участок, прилегающий к мосту....
Внезапно тишину дня разорвал звук пушечного выстрела. Йокеля повернулся и, внимательно вслушиваясь, стал наблюдать за русской стороной. Раздался еще один выстрел, и финн решил, что русские, вероятно, практикуются в стрельбе по мишеням. Громыхнул новый выстрел. За ним еще и еще...
Когда все стихло, Йокеля, четко выполняя предписания, внес запись о своих наблюдениях в журнал. Затем, просто желая убедиться в верности своих записей, он прочертил линии на карте от трех разных наблюдательных постов на финской стороне и тем самым установил, что выстрелы были произведены из точек, находящихся на удалении мили с четвертью к юго-востоку от мест разрывов снарядов" [1].

Из приведенного  отрывка выидны 2 вещи:
1. Финны не использовали оборудования для определения направления источника звука
2.Поведение финского пограничника выглядит по меньшей мере странным. Странным выглядит то, что он начал выяснять в другой в/ч откуда стреляли. Впрочем, описание событий Пыхаловым несколько отличается и выглядит на порядок более правдоподобным.   Цитата:
"     «В ночь на 21 ноября финское пограничное командование на Карельском перешейке сообщило в ставку Маннергейма об инциденте следующим образом:
      „В промежутке между 14:30 и 15:00 был слышен выстрел небольшого орудия с русской стороны. У деревни Майнила замечен разрыв снаряда“.
      На следующий день после инцидента, 21 ноября 1939 года, начальник финской пограничной службы Карельского перешейка подполковник К. Инкала провёл дополнительное расследование инцидента. Были допрошены три свидетеля — два пограничника 4-й роты погранохраны и один рядовой из 1-го егерского батальона, дислоцированного в деревне Яппинен (ныне — Симагино)
      Все три опрошенных в момент инцидента находились с трёх сторон майнильского „языка“ — в углах своеобразного треугольника, вершиной которой служит автодорожный мост у деревни Яппинен, а противоположное основание проходит через деревню Майнила на советской стороне. В ходе расследования оба пограничника утверждали, что в 14:45 по финскому времени слышали на советской стороне два орудийных выстрела, а 20 секунд спустя — разрывы снарядов. Спустя некоторое время снова послышался выстрел, а за ним — разрыв.
      Правда, по мнению одного из пограничников, находившегося в районе автодорожного моста, стреляли не из пушки, а из миномёта. Кроме того, он заявил, что между первым и вторым выстрелом прошло всего 20 секунд.
      Второй пограничник находился в дозоре на берегу реки Сестры, восточнее Яппинен и к северу от Майнилы. Он утверждал, что все три разрыва слышались с примерно одинаковыми интервалами в три минуты, а некоторое время спустя он услышал звуки ещё нескольких разрывов. Оба пограничника заявили, что выстрелы слышались юго-востока, с советской территории.
      Третий свидетель был опрошен у себя в батальоне. Он говорил всего лишь об одном орудийном выстреле, причём произошедшем в районе 15 часов. За этим выстрелом якобы последовало несколько винтовочных. Этот шюцкоровец не указал направления на выстрел.
      Зато он был единственным, кто своими глазами наблюдал разрыв снаряда — поскольку находился у самой границы, всего в километре от места происшествия. Затем он наблюдал, как для осмотра воронки прибыло несколько русских солдат, которые ничего не забирали и не поднимали с земли. Он тоже утверждал, что разрыв произошёл через 20 секунд после выстрела.
      То, что все трое свидетелей находившихся с трёх разных сторон от места разрыва и на разных расстояниях (от 1 до 2,5 километров), назвали одно и то же время (20 секунд), прошедшее между выстрелом и разрывом, выглядит несколько странно.
"

Мнение советской стороны было, как водится диаметрально противоположным:
"В Москве посол Финляндии Ирье-Коскинен был вызван в Кремль, где ему заявили, что финны открыли артиллерийский огонь по советской пограничной заставе в Майниле, убив четырех и ранив девять человек..."
С мнением советской стороны согласени Пыхалов, выдвигающий довольно оригинальную доказательную базу того, что обстрел был совершен именно финнами.

Лично я не исключаю, что СССР мог организовать эту провокацию для того, чтобы получить повод к войне. С примерно той же степенью вероятности, стрельба около Майнилы могла быть делом финских артиллеристов.
Но даже если конкретно "Майнильская провокация" была делом рук СССР, поведение финнов на советско-финской границе, мягко говоря, не отличалось миролюбием:
    7 октября 1936 года в 12:00 на Карельском перешейке в районе пограничного столба № 162 совершавший обход границы советский пограничник командир отделения Спирин был тяжело ранен выстрелом с финской стороны и вскоре скончался. Перед смертью он сообщил, что стрелявшие в него лица были в военной одежде установленного в Финляндии образца[452]. Переговоры по поводу урегулирования этого инцидента завершились лишь в ноябре 1937 года[453]. Первоначально финские власти пытались отрицать свою причастность к убийству, но затем были вынуждены признать свою вину и, хоть и с проволочками, выплатить компенсацию семье убитого.
      27 октября 1936 года в 10 часов двумя выстрелами с финской стороны был обстрелян председатель колхоза Вайда-Губа Колихманен.
      29 октября в 13:30 с финской стороны к берегу реки Сестры, в районе пограничного столба № 73 подошли два финских пограничника. Один из них спрятался за дерево, а другой с колена стал целиться из винтовки в красноармейцев Машина и Мартынова, производивших очистку просеки на советской территории. Красноармейцы, заметив действия финских пограничников, легли на землю, после чего финны ушли в направлении пограничного столба № 74.
    30 октября в 17 часов финские пограничники четырьмя винтовочными выстрелами обстреляли жилой дом и свинарник, расположенные на северной окраине Вайда-Губы. В памятной записке МИД Финляндии, переданной директором политического департамента МИД Финляндии Паюлой временному поверенному в делах СССР в Финляндии А.А. Аустрину 10 ноября 1936 года в ответ на советский протест, все эти случаи стрельбы отрицались.
      9 декабря 1936 года в 15 часов на участке петрозаводского погранотряда в районе погранзнаков № 439–440, что против деревни Мезиламба, с территории Финляндии по нашему сторожевому наряду были произведены два выстрела из автоматического оружия. Пуля пролетела непосредственно вблизи головы пограничника Галюка. После выстрела был услышан разговор двух мужчин на финском языке.
    12 декабря на участке заставы Майнила сестрорецкого погранотряда в районе погранзнака № 66 со стороны Финляндии был произведён выстрел по нашему погранотряду. Пуля легла на советскую территорию.
      Финские власти эти факты обстрелов признали, объяснив их тем, что в первом случае «на расстоянии 300 м от границы стрелял финский крестьянин», причём «вдоль границы, а не в направлении границы», а во втором «в 400 м от границы стрелял в птицу солдат финской пограничной охраны».
      17 декабря 1937 года в 12:30 наш пограничный наряд заставы Тернаволок калевальского погранотряда подвергся в районе погранзнака № 690 обстрелу со стороны двух финских солдат, расположившихся на финской территории недалеко от границы. Пули пролетели над головами наших пограничников.
      21 января 1938 года в 9:20 на участке шестой заставы Сестрорецкого района у погранстолба № 191 два финских пограничника нарушили советскую границу. При попытке нашего наряда задержать нарушителей последние оказали вооружённое сопротивление. В результате перестрелки один из финских пограничников был тяжело ранен.
      7 июня 1937 года в беседе с министром иностранных дел Финляндии Холсти полпред СССР в Финляндии Э.А. Асмус жаловался на «повторные перелёты финскими самолётами советской границы».
      29 июня 1937 года в 15 часов финский самолёт нарушил нашу границу у деревни Сона. Пролетев над погранзнаком № 384 курсом юго-восточней Олонца, нарушитель через 16 минут вылетел обратно в Финляндию в том же районе.
      9 июля 1938 года финский одномоторный биплан нарушил границу СССР в районе пограничного столба № 699. Летя на высоте 1500 м, самолёт углубился на территорию СССР на 45 км, пролетев около 85 км параллельно пограничной линии по территории СССР, после чего в районе пограничного столба № 728 вернулся в Финляндию.
      На этот раз финны признали факт нарушения. Как доложил в Москву полпред СССР в Финляндии В.К. Деревянский: «20 июля был приглашён для переговоров с вр[еменно] и[сполняющим] о[бязанности]министра иностранных дел Войонмаа, который сообщил мне, что он с сожалением должен констатировать, что факт нарушения советской границы финским самолётом, изложенный в нашей ноте, соответствует действительности. С получением нашей ноты компетентные власти Финляндии немедленно приступили к расследованию и установили, что этот печальный случай произошёл вследствие потери ориентации пилотом».
      С февраля по апрель 1936 года советские территориальные воды в Финском заливе были нарушены девять раз, при этом задержаны 68 человек.
      В письме в Наркомат иностранных дел СССР от 8 июля 1937 года Асмус докладывал: «Рыбная ловля финляндских рыбаков в советских территориальных водах и их задержание нашими пограничниками не только не сократились, но приняли более широкие размеры. За зиму 1936/37 г. было задержано не менее 75 человек финских рыбаков, некоторые из них повторно. Положение на Финском заливе показывает, что Финляндия не приняла мер к прекращению незаконного перехода рыбаками границы территориальных вод. Нет сомнения, что этими переходами пользуются и в разведывательных целях».
      16 мая 1938 года в 11:57 в водах СССР в Ладожском озере была задержана моторная лодка № 38, принадлежащая финскому гражданину Александру Пелтанену, ввиду нарушения упомянутым гражданином правил рыбного промысла, предусмотренного советско-финской конвенцией.
      19 июля 1938 года в наших водах были задержаны финское гидрографическое судно «Айристо» и сопровождавший его пограничный катер «АВ-55». Оба судна углубились в советские территориальные воды на 1,5 мили.
     И уж после "Майнильского инцидента:
    28 ноября  в районе перешейка между полуостровами Рыбачий и Средний произошла перестрелка между советскими пограничниками и финскими солдатами
    В тот же день ,в Видлицком районе северо-западнее Ладожского озера  через границу в Финляндию прорвалась финская разведгруппа, засланная ранее на советскую территорию.
    Таким образом, вооруженных инцидентов на своетско-финской границе хватало и без Майнилы.Не исключено, что Майнильский инцидент был призван дать СССР "Казус белли" к определенной дате, чтобы не зависеть от капризов финских военных. Что ни в коем случае не снимает с финнов ответственности за  все прочие инциденты.

Нужно отметить, что с доказательной базой плохо как у сторонников так и противников версии о том, что "Майнислький инцидент" организован СССР. Если смотреть на вещи трезво, то получается, что финны подтверждают свою версию показаниями трех солдат, которые не были специалистами в определении направления источника звука. Более того, их показания грешат нестыковками   и натянутостями.
В свою очередь, несмотря на открытие части архивов СССР, внятны доказательств причастности РККА к этому инциденту - нет, если не считать за таковые  воспоминания Хрущева.
В свою очередь СССР также не может представить сколько-нибудь вразумительных доказательств. На его стороне играют рассуждения Пыхалова (цитировать не буду, но выглядит убедительно) и множество других вооруженных инцидентов на границе, в том числе и признанных финнами.

Как бы то ни было, именно "Майнильский инцидент" послужил формальным поводом для объявления СССР войны Финляндии.
Теперь кратко пройдемся по другим войнам 20 века:
Япония не утруждала себя не то что поиском "казус белли", но и вообще объявлением войны. В 1904 Россия, а в 1941 США узнали о начале войны от торпед и  бомб  японских кораблей и самолетов
В Европе  вермахт тоже не озаботился поиском и созданием "казус белли". Исключение составляют провокация в Глейвице в 1939 + какие-никакие основания давал инцидент с "Альтмарком" ( к которому норвежцы по большому счету были ни при чем)
Оплот демократии - США.
1898 год. На рейде Гаваны взорвался и затонул броненосный крейсер «Мэн» (англ. ACR-1 Maine). Это, и восстание на Кубе, были использованы американским правительством как повод для войны с Испанией.
1954 год - два инцидента в Тонкинсокм заливе. 2 августа, эсминец "Мэддокс", находясь в Тонкинском заливе (при этом нет достоверных сведений о том, находился он в международных водах или в территориальных водах Вьетнама"  открыл огонь по вьетнамским торпедным катерам, которые, по мнению командира эсминца "вели себя агрессивно". В ответ, вьетнамские катера обстреляли эсмиеци из пулеметов и атаковали его торпедами.
4 августа,  во время шторма, радары американских эсминцев  "Мэддокс" и "Тернер Джой" стали показывать приближение неопознанных судов. К этому моменту капитаны эсминцев уже получили по разведывательным каналам предупреждение о возможном нападении северовьетнамских катеров. Радары показывали, что к эсминцам приближается более десятка неизвестных объектов, и американские корабли открыли огонь. Поднятые с авианосца самолёты не обнаружили в районе двух эсминцев никаких других кораблей. В условиях шторма и темноты никто из состава экипажей эсминцев визуально не наблюдал что-либо, что можно было бы надёжно идентифицировать как северовьетнамский катер.
Несмотря на крайнюю сомнительность инцидента 4 августа, президент США Джонсон отдал приказ о начале войны против Северного Вьетнама.
2003 год. Под предлогом поиска оружия массового поражения,  США вторглись в Ирак. В итоге, Ирак был оккупирован, оружие массового поражения не найдено.
Как видно, отсутствия повода к войне, желающих пострелять никогда не останавливало.
Его либо делали сами, либо вообще обходились без него. Кто бы не стоял за "Майнильским инцидентом", война была предрешена раньше. И объявил ее именно СССР.

Tags: $История, &20век
Subscribe

  • Про чехов и склады.

    Давеча чешское правительство решило повеселить всех более-менее адекватных и незаангажированных людей и вытащило на свет божий Петрова и Боширова. С…

  • Про соцсети и Трампа

    Посмотрел я на все это бурление говен вокруг отлучения Трампа от соцсетей, и должен заметить, что эти события высветили пару весьма любопытных…

  • О системе социального кредита.

    Как пишут в интернете, с 21 года в Китае официально, на законодательном уровне, внедрена система социального кредита. Соответственно, у китайских…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments