hind19 (hind19) wrote,
hind19
hind19

О чем не говорят защитники авторского права

Авторское право нынче в моде. Защита интеллектуальной собственности  с каждым годом становится все жестче. Но при применении законодательства, защищающего интеллектуальную собственность, возникает несколько очень неудобных для «защитников» вопросов.

Начнем с последнего «изобретения» россиян, а именно «Никитушкиного процента». Суть идеи — собирать со всех носителей, на которых может быть размещены объекты авторского права некий сбор в пользу правообладателей. Сбор этот распределяет Российское авторское общество, возглавляемое Никитой Михалковым, отобранное по  очень «прозрачной» процедуре.

 

«Никитушкин процент» демонстрирует нам всю подноготную «защиты» авторских прав. И именно в связи с ним я задаю первые неудобные вопросы:

1. По уверениям РАО, «Никитушкин процент» идет на выплату вознаграждения правообладателям.  Я даже оставлю в стороне вопрос, каким образом РАО определяет чью песню я запишу на пока девственно чистую болванку.  А вот на вопрос, каким образом презумпция тотальной виновности покупателей  «носителей объектов интеллектуальной собственности» согласуется  с презумпцией столь же тотальной невиновности граждан, будет сложно ответить даже ярым поклонникам копирайта.

Ответ на первый вопрос  я им подскажу. «Никитушкин процент» введен в обиход постановлением правительства и, стало быть, ответственность за нарушение авторских прав не отменяет. А раз не отменяет, рассматриваться как вид ответственности не может и презумпции тотальной виновности не вводит.  Но из этого умозаключения вытекает сразу 2 неудобных вопроса.

2.  За что же платит покупатель носителя информации, если за нарушение авторских прав он все равно будет нести ответственность? При чем не только административную или уголовную но и гражданско – правовую, то есть компенсировать ущерб, причиненный своими действиями.  На этот вопрос, я уже дать ответа не смогу.  Ведь если он руками РАО «заплатил»  за использование объекта авторского права, то за что же ответственность, а если есть ответственность, то за что же получили деньги от РАО «избранные» правообладатели?

Дилемма, однако…

3. «Никитушкин процент» по своей экономико-юридической сущности весьма похож на налог. Во всяком случае имеет такие признаки налога как  обезличенность (налог платится не конкретному правообладателю, а «взагали», обязательность, установленную государством ставку, налоговую базу, сроки уплаты и т.п.

Определение налога (Взято с сайта dic.academic.ru): НАЛОГ - обязательный, индивидуально-безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им денежных средств, в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований. В РФ различаются налоги трех видов: федеральные, региональные и местные; перечень Н. каждого из видов установлен Налоговым кодексом РФ. Органы государственной власти не вправе вводить дополнительные Н. и обязательные отчисления, не предусмотренные законодательством РФ, равно как и повышать ставки установленных Н. и налоговых платежей.

По сути, отличие «никитушкиного процента» от налога только в двух вещах:

1.      Этот налог не установлен Налоговым кодексом  РФ (что делает любой платеж, признанный налогом, незаконным)

2.      Он распределяется  частными лицами (организацией частной формы собственности) в пользу частных лиц (юридических и физических лиц-правообладателей).

В итоге мы получили «прогрессивную» практику взимания обязательных платежей  частными лицами в пользу частных лиц. С таким подходом до «Куплю один метр государственной границы» - один шаг, а до установления налогов в пользу какого-нибудь ООО «ВВП ТАКС КОРПОРЕЙШН» - 2 шага.

Думаю, что не нужно упоминать о том, что подобная  практика идет вразрез с принятой в СНГ практикой налогообложения. Как и о том, что законность подобной схемы вызывает очень большие сомнения. Независимо от мнения правительства РФ.

Теперь перейдем к программному обеспечению. А точнее к лицензионному соглашению на его использование. Обычно, рядовой «юзер» его не читает, а зря. Написано там много интересного. Например, что программное обеспечение передается в пользование, но на это вопросе я остановлюсь чуть ниже.

А вот еще пара обычных для лицензий на ПО условий:

1) Разработчик ПО не гарантирует его работоспособности

2) Разработчик ПО не несет ответственности за любо вред, причиненный использованием ПО.

Относительно первого условия. Сразу же возникает очень неудобный вопрос под номером 4.

4. Насколько согласуются подобные заявления  с законодательством о защите прав потребителей? Почему-то мне кажется, что никак. Заявление правообладателей типа «Купил- сам дурак» может быть и сгодятся  для  суда штата Делавэр, но с отечественным законодательством расходятся очень и очень сильно.

Ну вот, например, ст. 6  Закона  Украины «о защите прав потребителей»:

«Продавец (производитель, исполнитель) ОБЯЗАН передать потребителю продукцию надлежащего качества.»

Ст. 7. «Продавец (производитель, исполнитель) обеспечивает надлежащую работу (использование, применение) продукции в течение гарантийного срока..»

По-моему, разница очевидна.

Или вот ст. 16 упомянутого закона

«Вред, причиненный … имуществу потребителя  дефектной продукцией или продукцией ненадлежащего качества, подлежит возмещению в полном объеме, если более высокая мера ответственности не установлена законом»

Да, как-то не очень соответствуют заявления правообладателей законодательству Украины. Хорошо хоть обратиться за возмещением вреда можно к продавцу-резиденту.

Да и принципам бизнеса продажа «кота  в мешке» как-то не очень соответствует.

Теперь вернемся к двойственности объектов материального мира, которые содержат объекты интеллектуальной собственности. Например, диск с записью лицензионной «Висты». Легальной записью.

По общим принципам права, собственность позволяет мне делать с объектом все, что взблагорассудится. Или почти все. Но вот как быть с объектом авторского права, если в лицензионном соглашении написано что я могу установить ПО только на 1 компьютер, то есть я не могу дать диск другу или родственнику? Кстати лицензионное соглашение при буквальном его прочтении оставляет открытым вопрос смены компьютера. Допустим, что  стояла у меня «Виста» на ноутбуке, потом ноутбук я поломал, купил новый и хочу поставить на него ОС с купленного лицензионного диска.  Но ведь это уже второй компьютер, на котором я ставлю ОС с этого диска. Стало быть нарушаю права «Майкрософта».

Общая проблема, вытекающая из двойственности, заключается в том, что наличие объекта интеллектуальной собственности на материальном носителе ограничивает право собственности для  собственника такого носителя. То есть интеллектуальная собственность получает приоритет перед обычным правом собственности. Довольно странный подход.

Существует также еще одна проблема, связанная с интеллектуальной собственностью. Заключается она в … физике. Как известно, радиоволны распространяются свободно и плевать они хотели на потуги правообладателей ограничить использование, скажем, песни. Радиоволны транслируются радиостанциями для неограниченного круга слушателей,  которые имеют радиоприемники. В результате получается ситуация, когда слушатели не платят авторское вознаграждение. Это делают радиостанции. А теперь ситуация из жизни: некий магазин транслировал  какую-то радиостанцию в торговом зале, когда туда заявились «защитники»  авторского права  и выставили магазину штраф за «использование музыкальных произведений в коммерческих целях без согласия правообладателей». И дело в   суде выиграли. Абсурдность испрашиваня разрешений на прослушивание радиоприемника очевидна с точки зрения здравого смысла, но не с токи зрения авторского права.  С точки зрения авторского права все как раз нормально.

Вывод из написанного прост. В существующем виде защита интеллектуальной собственности не вписывается в существующие правовые конструкции, противоречит ряду законов Украины и Российской Федерации и вводит чуждые правовым системам Украины и РФ конструкции . Кроме этого, защита интеллектуальной собственности плавно перетекает в вытягивание денег из потребителей.  

По моему мнению, ноги у этой конструкции растут из США. Если точнее – из англо-саксонской системы права. Именно США первыми озаботились массовой защитой интеллектуальной собственности на объекты, не охваченные патентным правом, да и в патентном праве США всегда были в первых рядах. И именно для американской системы права характерны «отфонарные» суммы штрафов вроде штрафа в десятки тысяч долларов за незаконное скачивание песни, красная цена которой  - 5 -10 долларов.

На этом,  я пожалуй остановлюсь, чтобы не выходить за пределы  юриспруденции.

 

 

Tags: $Право, &авторское
Subscribe

  • Моя прэлесть

    Она скрашивала тоскливые зимние вечера :) Здесь пока без декалей и флагов, но уже с пролюбленным гюйсштоком. Кстати, вопрос знатокам: кто-то…

  • Евровидение 2017. Show has begun.

    Я смотрю на скандал вокруг Евровидения 2017 без особых эмоций. Фанатом этого конкурса я никогда не были, исполнителей, которые в нем участвовали я…

  • Зарисовка о Киеве.

    В общем-то традиционные впечатления о стольном граде после очередной поездки. Старые записи см. по тегу !Досуг. В этот раз поездок было 2, обе…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments