hind19 (hind19) wrote,
hind19
hind19

Украинский потоп. Юридические аспекты. Часть 5.

Оригинал взят у flinter_ab в Украинский потоп. Юридические аспекты. Часть 5.
Часть 1.
Часть 2.
Часть 3.
Часть 4.


9. Теория платного онанизма.

Есть такой старый анекдот: богатый мужчина выбирает себе жену, есть три претендентки, каждая хороша, умна, гениальна в постели, хочет наследника. И вот он выдал каждой по 50 тыс. у.е., чтобы посмотреть, что каждая с ними сделает. Первая сказала: я должна быть у тебя самой-самой, поэтому всё потратила на себя: пиллинг, обёртывание, лучшие наряды, теперь ты со мной хоть на приём к Елизавете можешь пойти. Вторая пошла по другому пути: ты должен быть самым-самым, поэтому вот тебе лучшие сорочки, костюмы, часы на разные случаи жизни, коллекция запонок и комплект свежих лезвий на сдачу (последнее очень важно, кстати). Третья же решила, что она должна стать не просто женой, а полноценным партнером, поэтому вложила деньги в разные инвестфонды, накрутила форекс, заодно раздела на всю катушку Даниэля Негриану, в итоге из полтинника сделала миллион. И вот мужчина думал, думал, думал, в итоге женился на той, у которой грудь больше.

Если вы ещё не поняли, то мы начали разговор о международном праве.

Его ведь на самом деле не существует. Вернее так: есть МЧП (международное частное право) и МПП (международное публичное право). Если первое ещё худо-бедно, то со вторым полный швах. Просто по одной причине: в структуре публичных международных правоотношений отсутствует краеугольный элемент.

Правоотношение – это действия сторон, которые порождают, изменяют или прекращают для сторон права и обязанности. На этом классическое определение подходит к точке, но если рассуждать даллее, то мы неизбежно придем к выводу, что для полноценного существования правоотношения необходима санкция за его нарушение и аппарат принуждения для реализации санкции. В теории права этот нюанс не выделяется, но на самом деле это так. И если в МЧП посредством комплекса межгосударственных соглашений добиться исполнения санкции ещё более менее можно, то в МПП санкция применима лишь тогда, когда у лица, заинтересованного в её применения, есть для этого необходимые искандеры.

Поэтому отсылки к международному праву с высоких трибун – это акт публичного самоудовлетворения. Люди, этим занимающиеся, получают за это хорошую зарплату, поэтому моральные страдания их вполне компенсируются. Те, кто делает это добровольно и бесплатно, вызывают у меня восторг и недоумение.

Именно поэтому во  время трансляций заседаний Совбеза ООН я вижу чудесные картины, которым позавидует и студия Private.

Современная система международного права складывалась на основе Вестфальского мира. Когда европейцам (мы там тоже поучаствовали, но краем, потягавшись с поляками за посконно свой Смоленск, а об Украине тогда никто и не слышал) надоело уничтожать генофонд, благо он уменьшился почти на четверть за 30 лет, в Оснабрюке и Мюнстере (чтобы не обидно ни катликам, ни протестантам) были подписаны соглашения, где помимо уравнивания в правах католиков и протестантов, отхода от принципа «чья власть – того и вера» утвердился принцип суверинитета государства, а не монарха. С этого момента и отсчитывается понимание государств как субъектов права: до того такими субъектами считались монархи (что вызывало обоснованный батхёрт у тех же венецианцев, на чьих дожей августейшие смотрели как на говно). Но надо понимать, что дружелюбие и внешние приличия сохранялись ровно до того момента, как участники предыдущей спецолимпиады не очухались от грандиозных потерь населения, сведших к нолю мобилизационный резерв. После начался период колонизаций, что выплеснуло экспансию во вне Европы, но уже к середине XIX века обделенная колониями Германия, объединившаяся в единое государство, начала процесс по новой (хотя уже Семилетняя война была первым серьёзным звоночком).

С середины позапрошлого века международное право стало соревнованием по артистическому онанизму. Причём чем сильнее искандеры участника (или его патрона), тем большую изобретательность в дисциплине он показывает. Сидя, стоя, с подвывертом, при свечах и под луной. Отдельные спортсмены даже могли соответствующим образом согнуться.

Поэтому когда вы слышите от кого-то фразу типа «в соответствии с международным правом...» – не слушайте дальше, а устраивайтесь поудобнее, прищуривайте глаза и представляйте оратора за тем самым делом. В этом будет больше правды.

Есть два конкурирующих принципа международного права, каждый из которых имеет равный вес: право на самоопределение и принцип территориальной целостности. Утверждать, что какой-то из них первичен – это расписаться в собственном идиотизме. Потому как никакой градации тут не существует. Всё зависит от искандеров.

Случилась когда-то Северная Корея. Её поддерживал СССР. Южную – США. К тому времени едрёны батоны были и у тех, и у других, план «Dropshot» уже стал слишком опасным в плане возмездия. Поэтому северным корейцам было дозволено самоопределиться. Южный Судан был поддержан США – самоопределение состоялось, а Судан никто и не спрашивал, да и кого интересует его мнение. Как говорится, вы мне, суки, ещё за Могадишо ответите. А вот Родезия, решившая отрешиться от метрополии, была задавлена: Великобритания её не признала, а вслед за ней и прочие страны Запада. СССР же вмешаться не мог, потому что правительство Смита отказывалось дать неграм избирательные права. Испания владела Западной Сахарой, а в 1975 году передала эти территории Мавритании и Марокко. Но в дело вступили местные сепаратисты из ПОЛИСАРИО, и почему-то они были признаны ООН и судом в Гааге право имеющими, и на карте появилось новое государство. Марокко и Мавританию никто и не спросил. Когда нефтяным компанием стало сложно договариваться с правительством Нигерии, было создано государство Биафра племени игбу. Три года шла гражданская война, потом нигерийцы подвинулись по условиям, и Биафра мировым сообществом были объявлены злочинными сепаратистами.

Как видите, проследить юридическую логику в тех или иных признаниях или непризнаниях достаточно сложно. Экономическую – да. Еще бывает, что всем пофигу.

С распадом СССР проблема сепаратизма встала в полный рост: случились Приднестровье, Абхизия и Южная Осетия. Одновременно начался процесс развала Югославии. И ведь если советская конституция предусматривала право выхода республик (СССР являлся по чути конфедерацией), то конституция СФРЮ – нет:


Статья 5
Территория Социалистической Федеративной Республики Югославии единая, в ее состав входят территории социалистических республик.
Территория республики не может быть изменена без согласия республики, а территория автономного края — и без согласия автономного края.
Границы Социалистической Федеративной Республики Югославии не могут быть изменены без согласия всех республик и автономных краев. Границы между республиками могут быть изменены лишь на основании соглашения между ними, а если идет речь о границе автономного края, то и с его согласия.


Республика Сербия ведь не соглашалась на изменение границ Югославии, Черногория тоже. И Воеводина. И если изначально СБСЕ заявлял об уважении территориальной целостности СФРЮ (ещё в 1991 году), то уже через год приветствует право народов Югославии на самоопределение.

Два принципа – право на самоопределение и территориальная целостность. Одна страна, короткий отрезок времени.

А теперь подробнее о них.

Право на самоопределение – это не миф, как любят утверждать сторонники «единой крайны» (и не только Украины), а принцип, закреплённый в первой же статье Устава ООН:


Статья 1
Организация Объединенных Наций преследует Цели:
1. Поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии или других нарушений мира и проводить мирными средствами, в согласии с принципами справедливости и международного права, улаживание или разрешение международных споров или ситуаций, которые могут привести к нарушению мира;
2. Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира;
3. Осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии, и
4. Быть центром для согласования действий наций в достижении этих общих целей.


Это закреплено в основополагающем, как когда-то планировалось, для мирового правопорядка документе. При этом ни один специалист по международному праву вам не сможет внятно объяснить, где границы применимости этого принципа. Косово, например: имели ли право косовары бороться за независимость? А ведь на территории автономного края проживали и сербы, более того – мнение народа никто не спрашивал, в 2008 году акт о провозглашении независимости был принят без какого-либо референдума. И тут же одобрен США и ЕС. И я, например, всё жду, когда же представители Америки в СБ ООН объяснят, в чём же «иная ситуация» по сравнению с той же Южной Осетией была в Косово, а то они этим «нельзя сравнивать» уже язык протёрли. Почему нельзя сравнивать-то?

Теперь принцип территориальной целостности. О нём тоже в Уставе ООН, п.4 ст.2:


4. Все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций;


И вот тут один важный момент. Уставом ООН территориальная целостность и недопустимость её нарушения рассматривается как недопустимость внешней агрессии. О внутренних конфликтах устав ничего не говорит, здесь как раз больши применим принцип невмешательства во внутренние дела, хотя для поддержания мира и гуманизма можно вроде как и войска ввести. Но факт в том, что то, как принцип закреплен на бумаге, говорит об уважении границ чужой страны в плане непосягательства на эти границы.

Часто сторонники расширенного толкования ссылаются на хельсинкский Заключительный акт 1975 года. Но там записано примерно то же самое:


III. Нерушимость границ
Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, Так и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы. Они будут, соответственно, воздерживаться также от любых требований или действий, направленных на захват и узурпацию части или всей территории любого государства-участника.

IV. Территориальная целостность государств
Государства-участники будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников. В соответствии с этим они будут воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства-участника и, в частности, от любых таких действий, предстатвляющих собой применение силы или угрозу силой. Государства-участники будут, равным образом, воздерживаться от того, чтобы превращать территорию друг друга в объект военной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушении международного права или в объект приобретения с помощью таких мер или угрозы их осуществления. Никакая оккупация или приобретение такого рода не будет признаваться законной.


Две статьи Акта повторяют положения устава ООН, хотя четвёртая расширяет запреты в том числе до дейтсвий, направленных против территориальной целостности другой страны.

Теперь все этим матрицы примеряем к ситуации, сложившейся на Украине после переворота. Повторю преамбулу к циклу этих постов: не претендую на роль гуру, тем более что в вопросах правового регулирования последствий путчей, как и в теме сепаратизма-борьбы за независимость никаких устоявшихся норм и теорий нет. Но всё же: оппозицией был нарушен общественный договор, система власти в государстве демонтирована, власть узурпирована тесной группой лиц. При прямой поддержке демократических стран, хотя читае Заключительный акт дальше:


VI. Невмешательство во внутренние дела.
Государства-участники будут воздерживаться от любого вмешательства, прямого или косвенного, индивидуального или коллективного во внутренние или внешние дела, входящие во внутреннюю компетенцию другого государства-участника, независимо от их взаимоотношений.
Они будут, соответственно, воздерживаться от любой формы вооруженного вмешательства или угрозы такого вмешательства против другого государства-участника.
Они будут точно так же при всех обстоятельствах воздержваться от любого другого акта военного или политического, экономического или другого принуждения, направленного на то, чтобы подчинить своим собственным интересам осуществление другим государством-участником прав, присущих его суверенитету, и таким образом обеспечить себе преимущества любого рода.

Соответственно они будут, в том числе, воздерживаться от оказания прямой или косвенной помощи террористической деятельности или подрывной или другой деятельности, направленной на насильственное свержение режима другого государства-участника.


Ничего не ёкает у раздатчиков печенек? Впрочем, как вы понимаете, вопрос риторический.

Я ничего не утверждаю, но если граждане Донецкой и Луганской областей заявили о своём праве на самоопределение, то не вижу причин полагать их злочинными террористами, потому как это право вроде как предоставлено им уставом ООН. При этом Россия не может поддерживать их в этом стремлении как минимум делом (хотя ещё с 24 апреля 2014 года Путин ведь недвусмысленно высказался: уважаем право, но не рекомендуем, ибо едина крайна, и всё такое). Спросите про Чечню? Что ж, пожму плечами я, у чеченцев это право тоже было, почему бы и нет. Разница в том, что Россия в тот раз использовала выгодный для себя принцип. Как это делают все сильные мира всего, у которых есть меры принуждения.

Опять возвращаемся к началу главы: норма работает, когда есть возможность применить санкцию. Поэтому всё международное право работает только тогда, когда применяет его сильный к слабому. Не будь у слабой в 1995 году России ядерных аргументов и семи тысяч танков без учёта тех, что на хранении, независимая Ичкерия уже красовалась бы на карте мира. С предварительным принуждением метрополии к миру со стороны сильных. Как это произошло с бывшими югославскими республиками, а затем и с Косово.

Есть, правда, в чеченоской эпопее один нюанс, на который не любят обращать внимание те, кто ставит республику в пример. Чечня ведь формально не требовала полной независимости: свои законы, никаких налогов в центр, никаких войск, но при этом: открытые для чеченцев границы, в крупных городах чеченские группировки, контролирующие значительную часть бизнеса, «чеченские авизо» и т.д. Так что ситуация там была та ещё, учитывая и устроенный геноцид русскоязычного населения.

Восток Украины даже не требовал изначально независимости: федерализация – вот слово, которое раздавалось из уст политиков и на площадях. Но твикс-толстый и твикс-тощий словно взбеленились, приравняв федеративное устройство к сепаратизму. С этого и началось повышение градуса, что и переросло в гражданскую войну. Или войну за независимость.

А ведь был ещё фактор Януковича, который до 25 мая мог заявить о том, что он – законно избранный президент. И варианты открывались самые разные, вплоть до обращения к России о военной помощи. Или выступлении в ООН, где кураторам проекта «Украина» пришлось бы ой как попотеть, обосновывая ничтожность его полномочий.


10. Остров Крым.

Прямо вытекает из предыдущего. Сколько уже было сказано про недопустимость, оккупацию, нарушение международного права...

Опять же: оставлю сейчас политические, экономические и военные аспекты ситуации, при которой Кремлю, по большому счёту, не оставалось иных шагов, кроме как забирать полуостров под себя. Это тема отдельного анализа, где предположения и домыслы, основанные на известных фактах, будут в полный рост. Ванговать прикольно, но это всё равно ванговать.

А вот голая юриспруденция, хотя и с повязкой на глазах. Возвращаюсь к первой части: мы оставили Крым в пикантном положении, когда Верховный Совет Украины в одностороннем порядке отменил конституцию Республики Крым, фактически узурпировав полномочия, предусматривавшие двусторонние договорённости. Напомню, конституция Крыма говорила о том, что полуостров является независимым государством, входящем в состав Украины на основе соглашений. В 1994 году Киев это «забыл». Учитывая ещё и нарушение процедуры референдума 1 декабря 1991 года, когда Крымская АССР должна была голосовать, во-первых, отдельно, во-вторых, должен был быть поднят вопрос о вхождении республики в состав СССР в качестве отдельного субъекта. Тем более что предыдущим референдумом Крым уже признал себя действующим субъектом союзного договора.

Переворот в Киеве развязал руки «сепаратистам»: власть демонтирована, конституционный порядок ликвидирован. Странно слушать аргументы о том, что, мол, конституция Украины предусматривает общеукраинский референдум об изменении границ. Во-первых, конституция Украины предусматривает и процедуру импичмента, а не то, что сделали с Януковичем, во-вторых, конституция СФРЮ, как я показал выше, предусматривала согласие всех субъектов на изменение границ, что не помешало. Или признаем незаконным существование Хорватии? То-то и оно.

А вот дальше события развиваются стремительно. Решение о референдуме принимается высшими органами представительной власти Крыма и Севастополя, причём сначала речь идёт исключительно о восстановлении конституции 1992 года, но после риторики «нововй влады» и предложений «поездов дружбы» в бюллетени добавляется вопрос о присоединении к России.

Референдум состоялся, так или иначе, он был выражением воли народа, который, напомню, принято считать источником власти в демократических странах. Спорить о дулах автоматов или нарушениях мне сейчас откровенно лениво, факт в том, что решение о присоединении высказало большинство жителей Крыма – граждан Украины. По информации моих фрнедов-крымчан (в том числе знакомой из Питера, уехавшей несколько лет назад туда к мужу, а здесь очень не любившей кремлёвскую власть) поддержка этого решения как и активность при голосовании была беспрецедентной.

Далее же всё было сделано так, что ни один суд не подкопался бы, будь такой суд на самом деле (при этом независимый и имеющий в своём распоряжении аргументы для исполнения решений): Крым провозглашается независимым государством из двух субъектов, которые после провозглашения независимости заключают договор о присоединении к Российской Федерации.

Дальнейшая реакция «мирового сообщества» была предсказуемой. Сеансы публичного самоудовлетворения в прямом эфире стали регулярными: слова «международное право» звучали за столом СБ ООН так часто, что сдулся бы и Рокко Сиффреди. Реально же ситуация ровно в том же противоречии двух принципов этого самого права: что первичнее – самоопределение или территориальная целостность.


11. А теперь со всем говном мы попытаемся взлететь...

Время для выводов.

Отбросив словесную шелуху, главное следствие из этой серии одно: Украина старательно шла к сегодняшнему пиздецу на протяжении всей своей истории существаования в качестве независимого государства. Начала даже раньше немного.На последнем этапе к процессу подключились западный страны, действия которых можно расценивать как прямое нарушение Хельсинкского акта, а если уж совсем без политесса – то как преступление против порядка управления в независимой стране.

Просто в конце перечислю основные моменты:

1990 год.
Закон о порядке выхода республик из СССР.

1991 год.
Референдум в Крыму, восстановление Крымской АССР как субъекта союзного договора, но в составе Украины.
Референдум на Украине о независимости, Крым не выделен в отдельное голосование со своими вопросами об отдельном статусе в составе Союза или в качестве независимого государства.

1992 год.
Конституция Крыма – независимое государство, в составе Украины на договорной основе.

1993 год.
Торговое соглашение между Россией и Украиной.

1994 год.
Украина в одностороннем порядке меняет статус Республики Крым.

2005 год.
Конец халявных цен на газ.

2009 год.
Контракт имени Тимошенко.

2010 год.
Харьковское соглашение, скидка 30% (100$ limit)

2011 год.
Договор о свободной торговле.

2013 год.
Евроассоциация против Договора о свободной торговле. Начало конца.

2014 год.
Государственный переворот, референдум и отделение Крыма, Донбасс – от федерализации к независимости.


Такие дела.

Tags: $Право, репост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment