hind19 (hind19) wrote,
hind19
hind19

Categories:

Украинский потоп. Юридические аспекты. Часть 2.

Оригинал взят у flinter_ab в Украинский потоп. Юридические аспекты. Часть 2.
Часть первая тут.


3. Тоталитарная свобода торговли.

Итак, СССР распался, все пятнадцать его бывших членов ринулись строить свою жизнь самостоятельно. Свобода! Ешь, что хочешь, спи, с кем хочешь! Но в прошлой части я уже приводил пример разведённых в одной квартире. А на деле всё оказалось ещё сложнее.
Межреспубликанская кооперация, повторюсь, не задумывалась так, что она когда-нибудь должна будет быть разрушена. Технологические процессы и рынки сбыта продукции выстраивались исходя из единого экономического пространства: без таможен, разных налоговых систем и разных валют. Моментально стало понятно, что расплеваться быстро не получится. Плюс к этому остро стоял и ещё один вопрос: цены на нефтепродукты и энергоносители были тоже общими, но были они значительно ниже мировых. Фитиль в отношениях был сформирован.

С экономическими связями надо было что-то решать. Разорвать их было невозможно, нагружать же их ещё и пошлинами – идиотизм: и так экс-советские товары не шибко конкурируют с западными, так давайте в их себестоимость нальём ещё импортных и экспортных пошлин. Это Прибалтика, получившая «выставочный» статус и уже накачиваемая кредитами, могла себе позволить. Но весь бывший Союз не мог содержать и Запад, тем более что цели такой у него, понятное дело, не было, скоре наоборот. Поэтому уже в 1993 году заключается Договор стран СНГ от 24.09.1993 «О создании Экономического союза». Принципы построения этого сугубо хозяйственного, не политического образования были таковы:


Статья 3.
Экономический союз предполагает:
свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы;

согласованную денежно-кредитную, бюджетную, налоговую, ценовую, внешнеэкономическую, таможенную и валютную политику;
гармонизированное хозяйственное законодательство Договаривающихся Сторон;
наличие общей статистической базы.


Украина этот документ не подписала, сделала следующее заявление:


Украина придает важное значение углублению всестороннего и взаимовыгодного экономического сотрудничества со всеми государствами - участниками Содружества Независимых Государств. Особо важным является развитие и установление новых рациональных хозяйственных связей между предприятиями, устранение искусственных препятствий на пути их прямого взаимодействия.
Стремясь дальше развивать свои отношения на основе содержащихся в учредительных документах СНГ принципов уважения государственного суверенитета, равноправия, взаимной выгоды, отказа от применения силы, экономических или любых иных методов давления, а также других общепризнанных принципов и норм международного права, Украина принимала участие в подготовке Договора об Экономическом союзе (сообществе) и была инициатором Декларации об основах экономического сотрудничества государств - участников СНГ. Украинская делегация делала все возможное, чтобы внести свой конструктивный вклад в разработку такого документа, который должным образом отвечал бы указанным требованиям, и нормам нашего законодательства.
Мы убеждены, что дальнейшее развитие и укрепление дружбы, добрососедства, равноправного взаимовыгодного экономического взаимодействия в рамках СНГ, не препятствующего нормальным связям с другими государствами и международными организациями, отвечает коренным национальным интересам наших народов. Украина с учетом нашего внутреннего законодательства заявляет о своем намерении сотрудничать с экономическим сообществом в качестве ассоциированного члена на основе отдельного соглашения в соответствии со статьей 30 Договора о создании Экономического союза.
Президент Украины
Л.КРАВЧУК


Договор не предусматривал конкретики, все члены СНГ пользовались какое-то время прозрачностью границ и нулевыми пошлинами, ввести упорядоченность в этот вопрос должен был следующий документ – Соглашение о зоне свободной торговли. Оно должно было позволить странам разработать взаимные перечни облагаемых и не облагаемых пошлинами товаров, но работу эту так никто и не провёл, в итоге всё свелось к комплексу двусторонних соглашений между конкретными странами. Конкретно Россия и Украина жили по тексту Соглашения между Правительством Российской Федерации и Украины о свободной торговле от 24 июня 1993 года:


Договаривающиеся  Стороны  не  применяют  таможенные  пошлины, налоги  и  сборы,  имеющие  эквивалентное  действие на экспорт и (или)импорт  товаров,  происходящих  из  таможенной  территории  одной   из Договаривающихся  Сторон  и предназначенных для таможенной территории другой Договаривающейся Стороны.  Изъятие из данного торгового  режима по   согласованной   номенклатуре   товаров   оформляются   отдельными документами,  являющимися неотъемлемой частью настоящего  Соглашения.


Интересен момент определения того, какие товары считались подпадающими под это соглашение:


а) полностью произведенные на территории Договаривающихся  Сторон и (или)
б) подвергшиеся обработке на территории Договаривающихся Сторон с использованием    сырья,    материалов    и    комплектующих   изделийпроисхождением  из  третьих  стран,  и  изменившие  в  связи  с   этим принадлежность      по     классификации     Товарной     номенклатурывнешнеэкономической   деятельности    (ТН    ВЭД),    основанной    на Гармонизированной   системе   описания   и   кодирования   товаров   иКомбинированной   тарифно-статистической   номенклатуре   Европейского экономического сообщества, исходя из четырех первых знаков и (или)
в) произведенные с использованием указанных в пункте  "б"  сырья, материалов  и  комплектующих  изделий  при условии,  что их совокупнаястоимость не превышает фиксированной доли экспортной цены  реализуемых товаров.


Широка страна моя родная, так и хочется сказать. Но именно такой режим действовал практически до 2011 года: 18 октября  в Санкт-Петербурге был подписан Договор о зоне свободной торговли. Украина этот документ подписала и ратифицировала, фактически создавалось единое пространство для нескольких государств, между которыми не действовали пошлины почти на все виды товаров, отдельные ограничения лишь подчёркивали правило. Так для Украины импортной пошлиной в России облагался только белый сахар.


4. Запах несвободы.

С развалом СССР республикам достался разный набор всех его ништяков и проблем. Украина вышла, имея, наверное, наилучшие стартовые позиции: развитая промышленность на востоке и в центре строны, причерноморские порты и курорты, шикарные сельхозземли. При этом никаких долгов.
Да, весь огромный внешний долг СССР взяла на себя Россия – неизбежная плата за статус преемницы Союза. Но есть в жизни справедливость: вместе с долгами России достались и практически все полезные ископаемые СССР. В первую очередь – нефть и газ.

С нефтью, что называется, не уследили: нефтянка очень быстро разбрелась по частным рукам, окончательное ограбление страны было зафиксировано на залоговых аукционах, которые и сформировали монстров олигархии: ЮКОС, Лукойл и иже с ними. За копейки и поддержку Ельцина ушли активы на миллиарды. С газом так не получилось. То ли более сложная технология, не допускающая разрыва технологической цепочки, то ли ещё что, но газовая промышленность осталась под контролем государства.

Беда Украины была в том, что ей газ был нужен. Причём много. И для сугреву, ибо, как известно, «чтобы вода стала горячей, её надо подогреть», так и для промышленности, потребляющей плохо пахнущий воздух не слишком экономно. И уже в феврале 1993 года незалежная страна была должна России почти 140 млрд рублей. На грозное «отключим газ!» было заявлено наглое «перекроем транзит!» А первое торжественное переключение вентиля в положение «закр» произошло в далеком уже 1995 году. Украинское правительство пообещало предоставить график погашения долга, газ включили, в Киеве о своём обещании тут же забыли.

Цена на газ для Украины была льготной всегда, что вызывало раздражение, например, у американских и индийских металлургов: при всё более ухудшающемся состоянии украинской промышленности и посредственном качестве, за счёт дешёвого газа украинская сталь продолжала оставаться привлекательной в боттом-сегменте.  Но после майдана-2004 и «братской» риторики свежевыпеченной влады, халява начала съёживаться в размерах. Самое смешное, что в святом деле повышения цены свою роль сыграл и бывший президент Ющенко: с его подачи в отношения между Газпромом и Нафтогазом была вставлена прокладка – компания «Росукрэнерго». Вернее, вставлена она была ещё до него Януковичем, но именно Ющенко прилагал все усилия для того, чтобы сохранить контору, которую фактически контролировал Дмитрий Фирташ. Так или иначе, но началась очередная газовая война, которая привела к закрытию вентиля, и тут на сцены вышла дама с баранкой на голове и в маленьком чёрном платья на теле.

Юлия Тимошенко, майданная принцесса, успела переругаться со своим президентом, и в 2009 году подписывает контракт с Газпромом, выкинув из схемы Росукрэнерго. Подписывает схему «бери или плати», предусматривающую безусловные объёмы покупки (не важно – нужно столько или нет). Базовая цена – 450$ за тысячу кубометров, помноженная на коэффициенты, и зависела в первую очередь от цен на нефть. На момент подписания договора нефть была в дауне, украинцы потирали руки, но кто ж знал, что нефть начнёт отыгрывать своё, да ещё и так стремительно. Кто-то, наверное, знал. Если в 2009 году средняя цена газа колебалась около 230$, то потом начала резко расти. А стоимость транзита при этом осталась прежней.

Ответный удар нанёс Фирташ. На следующих выборах он с предприимчивой принципностью поддержал Януковича, и тот, придя к власти, обрушился на Тимошенко с критикой подписанного договора. Принцесса была посажена в темницу, начались ритуальные пляски вокруг договора, усугублявшиеся ещё тем, что Газпром перепродал Нафтогазу долг Росукроэнерго перед ним, Тимошенко же безо всяких процедур просто переоформила 11 млрд. кубометров газа компании Фирташа на Нафтогаз. Украинский суд традиционно вынес нужные решения и приговоры, после чего началось офигевание судей в Стокгольмском арбитраже: с одной стороны Украина пыталась признать недействительным договор Тимошенко, с другой – то оспаривала претензщии Фирташа, то соглашалась с ними. О деле в Стокгольме можно было не думать особо и раньше, но после событий февраля 2014 – просто со смехом забыть. Как только Арсений Яценюк, щурясь сквозь запотевшие очки, прокричал «Йуля!», для Нафтогаза в Швеции всё было кончено: в обоснование своей позиции украинцы ссылались именно на приговор Тимошенко, как только Рада его отменила, признав злочинным, дело развалилось.

Но это было позже, а до того случились Харьковские соглашения.
Янукович, как бы ни старался передоговориться по газу с позиции силы, прекрасно понимал, что передоговариваться придётся с позиции уступок. И 21 апреля 2010 года подписал документ, состоящий всего из трёх пунктов. Фактически им он признавал действие договора, подписанного Тимошенко, но главное – это второй пункт, который можно охарактеризовать просто: развели как лоха.


Арендная плата за пребывание Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины начиная с 28 мая 2017 года состоит из платежей Российской Федерации Украине в размере сто миллионов долларов США на год, а также из дополнительных средств, которые получаются за счет снижения с даты вступления в силу настоящего Соглашения цены в размере до ста долларов США от установленной действующим контрактом между НАК "Нафтогаз Украины" и ОАО "Газпром", на каждую тысячу кубометров газа, который поставляется в Украину, исходя из льготного согласованного объема поставок, предусмотренного упомянутым контрактом, по такой формуле: при цене триста тридцать три доллара США и выше за тысячу кубометров газа снижение составит сто долларов США, при цене ниже трехсот тридцати трех долларов США снижение составит 30% от такой цены. Эти дополнительные средства подлежат учету по итогам каждого календарного года, на протяжении которого применяется указанное снижение, возрастающим итогом и признается как обязательство Украины, которые погашается путем выполнения положений статьи 1 настоящего Соглашения


Эти формулировки окажутся контрольным выстрелом при денонсации соглашения Россией, когда снова зайдёт речь о цене на газ уже для новой власти. Попытки Турчинова и Яценюка доказать, что скидка в 30% (но не более 100$) должна оставаться в силе, разобьются о безусловный аргумент: эта скидка – часть арендной платы базы ЧФ ВМФ в Севастополе. А нет аренды – нет и скидки.

Туше.

Столь пристальное внимание газовому вопросу было уделено по нескольким причинам. Во-первых, с прекращения дотирования Газпромом (читай – Россией) украинской промышленности путём предоставления гигантской скидки, на Украине начал нарастать вал экономических проблем. Это не только прибавление внешнего долга, но и снижение конкурентноспособности продукции. Во-вторых, дешёвый газ сослужил Украине ровно ту же плохую службу, что и сырьевая зависимость России – никто и не задумывался о модернизации и повышении эффективности производства. Домна горит, недорого – ну и славно. Эти два фактора сыграли главную роль в надвигающейся на Незалежную заднице.



В третьей части речь пойдёт о дружбе народов на коммерческой основе.

Часть 3.

Tags: $Право, репост
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments